Популярные сообщения

вторник, 6 февраля 2018 г.

“Щегол”, или Искусство, меняющее реальность

Вы когда-нибудь завидовали Робинзону Крузо? Последние дни мечтала оказаться на необитаемом острове, чтобы отгородиться от всех и вся за высоким забором, и читать, читать, не отрываясь! Закончила!


Книга американской писательницы Донны Тартт “The Goldfich” (“Щегол”) являет собой роман воспитания – без атрибутов классики жанра, но с поправкой на время – воспитания самой жизнью. Однако автор вплетает сюда элементы триллера, детектива, психологической драмы, предлагая нам жанровую мозаику, также свойственную современной литературе. И уж совсем в духе нашего времени дана завязка: тринадцатилетний подросток оказывается с матерью в нью-йоркском музее, когда происходит теракт. Очнувшись после взрыва, Тео ищет мать и наталкивается на умирающего старика, который наказывает ему не оставлять в руинах ту самую картину, давшую название роману.



Вся жизнь Тео рушится вместе со стенами здания, похоронившего под обломками его мать. Возвращение в мир живых происходит постепенно, крошечными шажками, благодаря людям и провидению: Пиппа – первая любовь; Хоби, который держит антикварный магазин и исподволь увлекает мальчика реставрацией мебели; дружба с Борисом, которая помогла пережить переезд в Лас-Вегас к отцу и его новой подруге. 
  
Тео меняет дома и жизненные обстоятельства, взрослея на наших глазах. А полотно Карела Фабрициуса, которое он невольно присвоил, становится для него смыслом жизни и талисманом. Основанием, не позволяющим всему рухнуть.
It made me feel less mortal, less ordinary. It was support and vindication; it was sustenance and sum. It was the keystone that had held the whole cathedral up.
И даже несмотря на невозможность ею любоваться, хранящаяся в тайне от людских глаз, картина воплощает для Тео ту красоту, что меняет сущность бытия.

Признаюсь, меня больше увлекла не сама история, а то, как она рассказана. Удивляет уже начало, когда фрагменты эпизода после взрыва предстают в технике потока сознания: незаконченными фразами, с нарушением пунктуации. Почти, как у Джойса. Далее, повествование от первого лица, к тому же, главного героя, которое предполагает доверительный тон, здесь долгое время лишено эмоций. Казалось бы, Тео рассказывает о себе, но читателю предстает лишь внешняя сторона его жизни. Все свои чувства он прячет так же глубоко, как своего бесценного щегленка. В редчайших эпизодах приоткрывается его неизбывная тоска по матери. Описание ее глаз поражает подробностью и невероятной нежностью. Потом вспоминаешь, что книга написана женщиной. Но как же хочется услышать мужчину, который бы так говорил о своей матери!

С огромным вниманием к деталям Тартт мастерски визуализирует героев и место событий, но временами ее подводит чувство меры. Нет необходимости столь тщательно описывать все, вне зависимости от значимости в сюжете. 

Еще одним недостатком, который воспринимается как неуважение к читателю, я бы назвала отсутствие содержания. Я бы предпочла заранее иметь представление о структуре. Особенно открывая роман в 864 страницы! Только в процессе чтения мы узнаем, что книга состоит из нескольких крупных частей, разделенных, в свою очередь, на главы.

Но достоинства, безусловно, перевешивают, и книгу Донны Тартт нельзя пропустить. И не только из-за полученных призов и готовящейся экранизации. Она, безусловно, не относится к чтиву из категории "прочитано и забыто". Ближе к финалу она становится поистине gripping page-turner  невозможно выпустить из рук! И еще один момент, который оставляю открыть вам самим: замечательно использованный прием обрамления, дважды! Или вы уже прочли? Поделитесь впечатлениями!

понедельник, 29 января 2018 г.

Идеальное место для отдыха в центре Европы

В аэропорту Цюриха бросилась в глаза фраза: Швейцария говорит на 4 языках, но когда речь заходит о качестве, мы говорим на одном языке. Эту удивительную маленькую страну действительно отличает качество как основной принцип в любой сфере жизни. От мелочей, как качество воды из-под крана, до уровня жизни и отношения к человеку, вне зависимости от возраста и физических возможностей. А местом, где это ощущается с особой силой, идеальным для отдыха, является Люцерн.
Тем более, если угораздило оказаться здесь в ураган. Из-за природных катаклизмов размыло пути, нас сняли с поезда, и когда, наконец, мы добрались до отеля, вид из окна стал вожделенной наградой!

click on a picture for a closer view


Город на воде всегда живописен вдвойне. Люцерну и здесь повезло больше прочих: он расположен не только на одноименном озере, но и реке Ройс. К тому же, течение реки регулируется запрудами, и водная гладь, отражающая огни города, местами превращается в стремительные пороги.






Два берега реки Ройс соединяет крытый деревянный мост Капельбрюкке – старейший в Европе и визитная карточка города. Он любопытно построен, соединяя берега не по прямой, а по диагонали. Треугольные картины под коньком крыши рассказывают историю кантона. К сожалению, после разрушительного пожара в 1993, большинство картин представляют копии. Рядом есть подобный мост, который славится серией картин "Пляски смерти" (последнее фото), приглядитесь! 





А в середине Капельбрюкке возвышается башня Вассертурм, построенная еще до возведения моста в 1300 году. Ее история впечатляет не меньше, чем история лондонского Тауэра: на протяжении веков она использовалась как сторожевая башня, темница, пожарная вышка и место пыток.




Люцерн невероятно хорош сам по себе, помимо достопримечательностей. По-особенному уютный, он располагает к долгим пешим прогулкам в любую погоду. А дальше старого города можно отправиться на автобусе. Местные отели, как и в Базеле, предоставляют транспортную карту, на остановках есть расписание, а время прибытия высвечивается на табло. 










Споткнулись о последнее фото? Прочтите название, не могла же я пройти мимо своих коллег! Кстати, неподалеку висела афиша спектакля, который мне очень захотелось увидеть!



Дома в старом городе украшает "настенная живопись" то, что очаровало меня несколько лет назад в Цюрихе. Вместо обычных табличек, сухо извещающих, кто здесь некогда проживал, в Люцерне об этом сообщает портрет с фамилией. Вот в этом доме, например, где теперь итальянский ресторан La Fenice, в 1879 году останавливался Гете.








Дожди в Швейцарии в зимнее время года обычная история. Оттого редкие солнечные дни воспринимаются как желанный подарок. В одно утро, наконец, пик альпийской вершины на той стороне озера предстал во всей красе! 


Мы сразу позвонили на ресепшн узнать, сможем ли увидеть благословенные горы в окрестностях Люцерна, работают ли сегодня подъемники? Пилатус был по-прежнему закрыт, а Риги – хвала Небесам!  оказался доступным!
Приятнее всего туда добраться на кораблике. Любуясь сменяющимися пейзажами, понимаешь, что влекло в эти места Рахманинова, Льва Толстого и других творцов. Красота переворачивает сознание. Вода в озере настолько прозрачна, что на всем пути можно разглядеть камешки на дне. 









Подняться на пик Rigi Kulm верхом на муле, как некогда королева Виктория, не получится. И пешком, как Марк Твен, зимой трудновато. Но милая фройляйн в кассе объяснила, что билет дает выбор: по канатной дороге из Веггиса или железной из Витцнау. Конечно, обе дороги панорамные, однако железнодорожная ветка из Витцнау была первой в Европе с зубчатой передачей. Она преодолевает перепад высот в 1313 метров, а на перроне путников благословляет сам изобретатель зубчатого колеса Никлаус Риггенбах. 






Простая, казалось бы штука: дополнительный рельс в середине, который и обеспечивает подъем под углом 45 градусов. Но разве это не чудо? Постепенно на склонах появляется снег, предвещая понижение температуры. 






Умом представляешь то, что ждет на вершине, но достигнув пика на этом упорном поезде, ты оказываешься speechless. Ты не готов к всеобъемлющей, абсолютной Красоте, точно так же как с Давидом или Венецией. Выразить это словами невозможно. И нужно ли вербализовать чувство сродни катарсису?





Тех, кому этой панорамы недостаточно, указатели, не без чувства юмора, зовут покорить самую макушку.






В ожидании кораблика мы прогулялись по прелестному Витцнау, а обратный путь в закатном солнце навеял мысль о закате в горах. Или восход предпочтительнее? Пусть они останутся мечтой!





Культовая скульптура Люцерна “Умирающий лев”, которую Марк Твен назвал самым грустным и самым трогательным каменным изваянием в мире, нам не встретилась. Впрочем, фото на стене отеля вполне компенсировало эту неудачу.



Зато перед отъездом мы познакомились с самым трогательным человеческим детенышем, живее некуда – привет Алисе в Зазеркалье! Она стояла на остановке как солдатик, со средневековым топором из пластика. Приветливый папа рассказал, что она готовится к февральскому карнавалу Fasnacht, в рамках которого проводятся детские шествия. Представляете это зрелище?



Люцерн в качестве идеального места отдыха подойдет спортсменам, любителям архитектуры и СПА, и просто мечтающим об уединении. Из семи прекрасных городов Швейцарии, которые довелось увидеть, остановиться советую именно в Люцерне. №1 Идеальная природа: Альпы, потрясающее озеро с водой, которую можно пить, и река. №2 Географическое положение: час поездом до Цюриха и Базеля, около двух до Берна, Лозанны и Монтре. Еще короче, если взять машину! Дальше по списку кухня с умопомрачительными сырами и шоколадом, невероятно приветливые жители и десятки неожиданных приятных мелочей. Дверь в храм распахивается автоматически, когда ты поднимаешься по ступеням, представляете?

PS. Рассказ о Люцерне венчает записки о Швейцарии. В разгар трудового года советы об отпуске могут послышаться неуместными. Но ведь он наступит? И потом, не все живут in the middle of nowhere. Сейчас вдохновенно работаем! И смотрим во сне путешествия мечты.

По следам идолов прошлых столетий

среда, 24 января 2018 г.

Чему меня учат сегодняшние студенты

Что приходит на ум в канун Татьяниного дня? Даже, если ты на больничном, а студенты на практике в школе? Увы или ура, работа. И и те, кто делает ее любимой, – племя Младое, незнакомое!
Студенты всегда одинаковы, скажете вы? Это правда лишь отчасти, потому что время неумолимо привносит свои коррективы. Чему же я учусь у этого поколения?
Отстраненному, порой холодному, порой с долей цинизма, взгляду на мир. Почти Соломоновой позиции: И это пройдет! Причем, совершенно по-разному: в трудах с утра до ночи или дуракавалянии, но пройдет обязательно!
Примату рассудка над эмоциями. Пушкинское
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь.
скорее, не про них. Иногда кажется, у них почти атрофирована способность удивляться, по крайней мере, выражать это внешне. Возможно, это лишь видимость? Тем ценнее каждая живая эмоция, каждый проблеск интереса в глазах! 
Пониманию, что для поколения Apple нет абсолютных констант. Что те книги и авторы, которые априори являются гениальными, должны доказать сегодняшнему молодому читателю право на свой исключительный статус. Они вступают с ними в сложный диалог. А мне достается роль посредника – не всегда благодарная, но неизменно захватывающая!
Взгляду на классику с учетом сегодняшних реалий. Ведь многие коллизии и конфликты в современном социуме утрачивают смысл. Помните, Гарди вступается за свою Тэсс из рода д’Эрбервиллей, называя ее “чистой женщиной”? А за что ее, собственно, осуждать?  читаешь в глазах сегодняшних студентов. В самом деле, на днях в Госдуму внесен законопроект, предлагающий приравнять незарегистрированные отношения мужчины и женщины к официальному браку. Скоро, вероятно, придется объяснять не только значение слов мезальянс” или квинтэссенция”, но и "бастард".
Поэтому скучать на нашей работе не получится! Мои искренние поздравления моим студентам и всем нам! Все мы из студенческого племени! Совсем недавно я встретилась с девочками, с которыми училась. Мы не виделись 34 года, нашли друг друга практически не изменившимися, а общались так, словно расстались вчера! Желаю всем сохранять способность, как в студенчестве, удивляться и любить!

воскресенье, 21 января 2018 г.

Контемпорари-арт: any emotions?

В дождливый день в Базеле, в галерее-переходе Кунстмузеума мы остановились у сего предмета искусства. 



Вежливая дежурная попросила не наступать на музейный экспонат, хотя мы уже прочли табличку и вовсе не собирались нарушать грандиозный замысел творца! 
Я вдруг сообразила, что ни в одном из предыдущих залов не было смотрителей. Ни у полотен Гольбейнов, составляющих ядро частной коллекции Иоганна Амербаха  основы музея, который дружил с Эразмом Роттердамским и Гансом Гольбейном Младшим,

click on a picture for a closer view



ни у дивных портретов Лукаса Кранаха Старшего (каждый, словно судьба, запечатленная на холсте!)





ни около Ван Гога или Шагала не стояло служителей в форме. (Кстати, вглядитесь в "Облако" Марка Шагала. Оно напомнило мне плафон Опера Гарнье, похоже?)





Случайность? Или, напротив, необходимость необходимость пояснять, указывать на современное искусство, дабы посетители музея не пропустили сии шедевры?   
В залы контемпорари арт зазывают броские надписи и картонные фигуры. Между прочим, фраза, заплетенная в спираль, о том, что настоящий художник помогает миру раскрывать мистические истины, сама представляет арт объект, не проходите мимо!



Эти "мистические истины" зачастую сопровождаются пространными комментариями, которые, по мнению составителей, делают творения внятными и удобоваримыми для публики.



Так, выставка под названием "Желтое существо" в Художественном музее Люцерна посвящена утрате гендерных стереотипов и стирающейся границе между живыми существами на нашей планете: человеком, животными, растениями*. Насколько экспонаты выражают посыл кураторов экспозиции, судите сами:










Может, скажете, сложно воспринимать без названий? Пожалуйста, "Капсулы времени": 



Стало понятнее? А если сам художник не знает, как назвать свое творение, может, вы ему поможете?



По утверждению Бернарда Шоу, зеркало отражает наше лицо, а искусство – нашу душу. 


Уверена, что он говорил о классическом искусстве, о нашей способности постигать и наслаждаться искусством. В качестве контраргумента можно привести идею самоценности искусства. Упомянуть, что творчество отражает диалог с окружающим миром, а художник воплощает в предмете искусства свой взгляд на мир. Но все подобные аргументы отступают перед понятием Прекрасного – незыблемым началом Искусства! Перед эмоцией, которая заставляет сердце биться чаще при виде Прекрасного Творения Искусства.

Перефразируя Бернарда Шоу, контепорари арт отражает душу его автора. Испытывает ли мир потребность в таком выражении? Интересно ли это миру? Лично я, желая прикоснуться к высокому, иду в Эрмитаж, Уффици, Прадо, что благодаря проекту Google Art, возможно прямо из дома! А вы?

* Подробнее о выставке "Yellow Creature"